Два репортажа об одном восхождении: как PrimDiscovery на Аник забиралась

Текст: Дарья Червова, Вадим Шкодин
Фото, видео: Александр Хитров

Дорогой читатель! Настала пора рассказать о дне, когда произошли главные события в экспедиции PrimDiscovery на Аник. Делать это мы будем все вместе - Саша с помощью фотографий, Даша и Вадим - в совместном  тексте. Почему выбран такой формат - скорее читайте и поймёте, будет интересно.

***

Даша: "Оказаться так близко к цели и смириться с поражением? Добираться до горы пять суток и из-за дождя свернуть обратно, не дойдя всего 2,5 км? Ну нет, об этом и речи быть не могло. Мы уже находились на Анике, уже поднялись на высоту в 1000 метров, оставалось лишь забраться наверх. Вершина - вот она, совсем близко... А вместе с ней и родной Приморский край, ведь где-то на пике проходит граница субъектов. Сможем ли мы дойти?

Дождь всё расходился. Наспех растянутый тент провисал и иногда давал течь, мокрая насквозь одежда мерзко прилипла к телу, стало холодно. Костя и Аня пытались дозвониться Лене, но связь прерывалась. Было понятно, что наш связной не слышит ни слова, а информация требовалась наиважнейшая - хотелось узнать, как долго в этих местах обещают дожди.

- Лена, нам нужен прогноз погоды, - громко и чуть ли не по слогам выговаривал ее муж Костя, - в районе имени Лазо в Хабаровском крае.

- Что?.. Костя... янмю... - Лена пыталась понять набор доходивших до нее звуков, но спутниковый телефон никак не мог справиться со слабым сигналом.

- Прогноз север Приморья, перезвоним через 10 минут, - Костя не стал сдаваться. Мы отказывались верить, что зря расходуем дорогущие минуты спутниковой связи.

Еще отказывались верить, что из-за ливня подняться на гору не получится. Каждая секунда неопределенности с погодой стала бесконечной. Мы стояли под тентом и смотрели друг на друга, повторяя одни и те же предположения и опасения. Паника нарастала.

Спустя указанное время диалог Кости с женой повторился. Но то ли просвет между тучами образовался, то ли какие-то силы вмешались в процесс, но вдруг связь наладилась - Лена даже смогла разобрать несколько слов (как она потом рассказывала, это были слова "прогноз" и "Лазо"). Мы вновь обещали перезвонить и вновь стали ждать, а заодно с горем пополам развели костер и начали обниматься. По крайней мере, мы с Аней. Так теплее.

Лена сообщила, что всю предстоящую неделю в этих краях будут лить дожди. Эта информация на несколько секунд нас даже оглушила. Все замолчали. Но затем Костя поблагодарил нашего дорогого синоптика, и понеслось обсуждение плана действий. Как бороться со стихией? Ждать у моря погоды смысла не было.

Перспектива идти под холодным дождем не радовала. Ладно холод - когда идешь, становится даже жарко. Но вот мокрые коряги, курумы (валуны на склонах), скользкие и трухлявые пни, стланик... Иметь с ними дело не хотелось. Это очень опасно. К тому же на вершине гораздо морознее, могут быть и минусовые температуры...

Про Болотную, куда мы тоже собирались зайти, вспомнили лишь вскользь: "Какая Болотная? И речи быть не может!". Да и неинтересно это - эти горы слишком близко находятся друг от друга, чтобы занимать два пункта проекта...

Как девочки, мы с Аней не смогли себе позволить еще одного переохлаждения за последние три дня (после Чукена). И хотя душа разрывалась от выбора идти наверх по дождю или нет, я послушала голос разума. Ни одна вершина не стоит проблем с женским здоровьем. Конечно, и мужскому полезно оставаться в тепле, но разве уговоришь парня не лезть на заветную гору, когда она так близко.

Саша, Вадим и Дима ни секунды не раздумывали. "Мы пойдем, - говорят, - справимся". С того момента я стала исключительно горда и напугана, начала придумывать, какие вещи отдать ребятам (сняла с Ани плащ и гамаши, например), пыталась контролировать, чтобы никто ничего не забыл, но получалось лишь паниковать.

Костя тоже решил остаться в нашем теперь уже базовом лагере. Сказал, что мечта покорить Аник должна остаться мечтой. А еще что жена молодая дома ждет, и он сохранит себя для нее (с такими разодранными берцами я бы тоже так решила). А еще нас, девчат, охранять надо от бабаев и беспомощности - нарубить мокрых веток, костер поддерживать...

На том и порешили. Трое отправились по мокрой тайге на вершину (оставалось набрать 900 метров высоты и пройти 2,5 км), трое остались стеречь огонь, обустраивать быт и иногда тяжело вздыхать от переживаний. На часах было 11.00".

Вадим: "«Ползем вверх медленно, и я плюю на эту зелень многоликую...», - именно эта строчка из замечательного "Маршрутного гимна" не менее замечательного Василия Анатольевича Солкина безостановочно крутилась в моей голове, когда, оставив товарищей в лагере, мы втроем отправились на штурм вершины Аника. Строчка-строчкой, а реальность была несколько другой: в крутой склон Саша, Дима и я не то что бежали — летели так, словно опаздывали на встречу, от которой зависят наши дальнейшие жизни (впрочем, с какой-то стороны это так и было). А вот на зелень многоликую, которую я фанатично изучаю при каждом удобном случае, сейчас действительно было наплевать (ну разве что какой-то лишайник, похожий на листья салата, который я на этом склоне увидел впервые, ненадолго привлек внимание).

Шаг за шагом мы сокращали оставшийся путь до вершины, неустанно наматывая счетчик высотомера на навигаторе Саши, и радовались как дети, когда наш рукпох с гордостью сообщал о еще 67 метрах набранной высоты. Торопиться заставляли дефицит времени и довольно-таки неслабый дождь, совершенно не собиравшийся прекращаться. Мысли, что он может еще усилиться, имели под собой все основания. За несколько дней похода мы сумели довольно точно установить, что дождей в этих краях не было очень давно. Следовательно, сегодняшний дождь имел все основания отдать долги лесу за продолжительную засуху. Мы же всего лишь оказались заложниками этих долговых обязательств, и, уже насквозь промокшие, злились на льющуюся с небес воду, хоть и в глубине души понимали, что у природы плохой погоды не бывает.

В пути почти не разговаривали. Оно и понятно -  не до болтовни, когда летишь в мокрую сопку как угорелый, жадно хватая то ртом, то носом, а то и тем, и другим одновременно влажный лесной воздух.

На коротких привалах за какие-то две минуты, положив язык на плечо, каждый из нас спешил надышаться, чтобы снова броситься в бег. Взятая скорость хоть и отнимала больше сил, чем если бы мы шли медленнее, но увереннее приближала нас к вершине.

Все мысли были заняты ей. Какая она? Что на ней есть? Какая там сейчас погода? Льет ли дождь, или Аник сегодня вне досягаемости всяких дождевых туч? Что написать в контрольной записке, если сегодня всё же посчастливится ее писать? Вечный оптимист, всегда готовый биться об заклад за успех любого затеянного предприятия, сегодня я, наверное, впервые сомневался в успехе.

Промозглый дождь, от которого уже не спасал ни дождевик, ни непромокаемые ботинки (которые еще как промокли), скользкий склон, рискующий скинуть меня или товарищей к тому самому ручью Магму-Биосани при одном неосторожном движении. Непроходимые стланиковые дебри впереди, о которых нас предупреждали профессионалы из "Гринтура". Но главным врагом, как тогда казалось, было время. Саша настойчиво игнорировал мои и Димины вопросы о часе X - моменте на часах, когда нужно повернуть обратно, вне зависимости от того, в каком месте мы будем. Было видно, что и его это беспокоит, но говорить об этом он не хотел.

За час с момента выхода из лагеря мы проделали значительный путь, махнув  не глядя (и правда - шли почти на автопилоте) больше 1,5 км.

На высоте 1260 метров я уловил аромат, который ни с чем не мог спутать, таким неповторимым он мне показался в момент знакомства. С пьянящим запахом рододендрона мелкоцветкового – кустарника с мелкими плотными листьями – мы познакомились накануне в той самой чудесной стране "Мохогорье", где наткнулись на плантацию его зарослей рядом с одиноким курумником. Какой аромат источали эти заросли, даже не будучи покрытыми своими мелкими цветами(нетрудно представить, какой эфир стоит над ними в период цветения)! Кажется, что кто-то разлил на эти кусты цистерну стойкого одеколона – столь резкий у них запах . И сейчас даже дождь не сумел помешать мне уловить его до того, как увидел растение. Догадка подтвердилась – через какие-то 10 метров на склоне показались эти пахучие заросли. Чуть поодаль, покачиваясь на ветру и роняя с мокрой хвои прозрачные капли, стояли темно-зеленые рощи высокорослого и густого кедрового стланика. Мы входили в высотный пояс...".

Даша: "Едва троица смельчаков скрылась за углом, мы уселись у костра и стали обсуждать причины, побудившие нас остаться. Ничего нового друг другу не сказали, но разговор вышел долгий - казалось, сами себя уговариваем принять факт капитуляции.

Время потекло медленно, заняться было нечем. Мы грелись, сушили у костра промокшие вещи и болтали, изредка подкидывая в огонь несколько деревяшек. Дождь продолжался, порой приходилось вручную сливать воду с тента, переставлять и укрывать рюкзаки - берегли сухие вещи, как могли.

Внезапно разговор зашел о кришнаизме - я помнила, что Костя одно время был погружен в эту тему, поэтому воспользовалась случаем узнать что-то новое. Он неторопливо и доходчиво объяснил нам с Аней постулаты религиозного течения, рассказал о своем пути в нем. Общение стало переходить в философское русло, когда вдруг дождь прекратился.

Ох уж эта переменчивая осенняя погода. Тучи исчезли, птицы защебетали - у меня сразу сожаление проснулось, что не пошла наверх. Но горевать о несделанном - дело пустое. Да и вообще, "лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал"...

Настало время обеда. Идеальное блюдо в такую погоду - это суп.  Наваристый, горячий, с макарошками и мяском, густой и ароматный. Совместными усилиями мы такой и приготовили. Сразу на всех - чтобы, когда парни вернутся, они могли незамедлительно восполнить силы. Не могу сказать, что от переживаний за них кусок в горло не лез, - от дождя и холода супчик заходил только так. А еще чай - мы постоянно кипятили котелок и уничтожали сухпайки. Это от нервов, наверное.

Разговоры шли с каждым часом все более странные. Мы начали смеяться с дурацких шуток (вы знали, что шампунь - это контрацептивы для вшей, и если долго не мыть голову, то они обязательно заведутся?), периодически каждый слышал голоса ребят за углом ("О, наши идут!").

А потом вдруг дождь бахнул с новой силой. Сидя под тентом, согреваясь очередной чашкой чая, мы продолжали переживать за своих. Как они там? Уже, наверное, и до стланика дошли?".

Вадим: "13.30...Высота 1380 метров. Дождь льет как из ведра, временами как из нескольких. Насквозь мокрые, мы уже не обращаем на него внимания, валяясь без сил посреди непролазного пятна стланика, вися всем телом на ненавистных смолистых ветвях и сыпля проклятиями в их адрес. Одно такое пятно уже позади, и оно не осталось без оскорблений в свой адрес. Этому достается больше: Саша подвернул ногу, поскользнувшись на ветке, Дима проклинает утяжеленный дождем рюкзак, где кроме впитавшейся воды, лежат  фонарики, фотоаппарат и небольшой обед. Я рыскаю по кустам с пустыми ножнами в руках, ища потерянный любимый нож.

Это только вторые заросли стланика из многих предстоящих, а уже хочется послать ко всем чертям все остальные вместе с вершиной, которая прячется где-то за ними. Мы смотрим в серое моросящее небо и запахнутые туманом предгорья.

Мы в полном отчаянии, каждый ждет от товарища предложения повернуть обратно, чтобы тут же согласиться. И тут происходит невероятное: туман на миг расступается, обнажая верхушки далеких сопок предгорий Аника. Там светит солнце – отсюда это выглядит невероятно красиво. Мы как зачарованные вглядываемся в это солнечное окошко, пока туман снова намертво не запахивает его. Саша вскакивает и требует идти дальше, не теряя драгоценного времени.

Ожесточенно прихрамывая, он снова бросается в это зеленое хвойное месиво, продираясь к выходу из пятна. Мы карабкаемся следом, чтобы поскорее выбраться из этого ада. Ценой неимоверных усилий мы делаем это, выбравшись на небольшой склон, поросший все тем же рододендроном и баданом. Взгляд на уходящий вверх склон погружает в уныние – перед глазами одно бесконечное колышимое ветром пятно хвойного беспредела. Снова лезть в эту гущу не хочется, и мы начинаем коллективно думать, как этого избежать.

Саша предлагает выйти на маршрут наших предшественников, который пролегает в каких-то 80 метрах правее. Других вариантов нет, и мы, ведомые навигатором, движемся вдоль этой неприступной стены, пока не выходим на небольшой курумник. Поднимаемся по его скользким камням и ахаем: перед нами укутанное туманом широкое плоское плато с редким березовым лесом и мягкой травой. До уха доносится шум журчащей воды – где-то неподалеку течет ручей. Навигатор показывает высоту 1400 метров. Мы стоим в месте, где еще несколько дней назад планировали ставить базовый лагерь, но по известным причинам отказались от этих планов.

Пять минут идем по равнине и снова выходим к крутому склону с ненавистным стлаником. Сказка кончилась слишком быстро. Наплевав на ненависть, начинаем продираться сквозь чащу, шагая прямо по гибким стволам и между ними. Проходим совсем немного и, о чудо! – выходим на каким-то неимоверным образом пробитую зверьми (кем же еще) между стволами тропу! Не веря своему счастью и боясь, что это мираж, и он скоро кончится, бежим по ней, забыв о былой усталости. Тропа петляет в разные стороны и в конце концов выводит нас на великолепные, изрезанные множеством звериных троп альпийские луга. Перед нами огромные пространства, заросшие низкорослым, усыпанным почти спелыми шишками стлаником, зарослями мягких мхов, кустами брусники и голубики со спелыми ягодами. Луга простираются далеко вдаль, и где-то там, в тумане прячется наша вершина – до нее всего 700 метров, пусть и с постоянным набором высоты.

На часах 14.20, и мы уже знаем, что сегодня точно будем писать свою записку будущим восходителям на самой высокой горе Приморья. 700 метров – совсем ничего по сравнению с тем, сколько мы прошли, чтобы оказаться здесь.

Бесконечно счастливые, отправляемся дальше, на ходу запихивая в свои рты горсти вкуснейших красных и синих ягод. Здесь нет даже следов промочившего нас дождя, но, чем выше мы забираемся, тем сильнее и пронзительнее становится ветер. Прекрасные луга сменяются каменистыми осыпями, за ними снова луга, и снова осыпи.

Последняя выводит нас на широкое зеленое плато, посередине которого мы видим каменный тур – кучу наваленных друг на друга камней. На часах 14.50… "И сердце готово к вершине бежать из груди…" - эти слова из песни Высоцкого именно про то, что испытал я, когда увидел этот самый тур. Крики восторга, слова приличные и не очень в этот миг нарушили тишину вершины Аника, много лет нарушаемую лишь громом и завываниями лихого ветра. Продуваемые им до костей, мы стояли на самом высоком пике родного края – и были бесконечно счастливы, что дошли до вершины. За себя, за товарищей, оставшихся в лагере, за всех тех, кто в нас верил и нас поддерживал.

К хранящейся в туре контрольной записке команды "Гринтура" присоединилось наше послание последователям, наспех нацарапанное отказывающейся повиноваться замерзшей рукой вашего покорного слуги.  

Пробыв на вершине не больше получаса, надышавшись ее воздухом и сделав несколько десятков фото с собой и без себя, мы, напрочь замерзшие (температура наверху была не выше 8 градусов), но гордые собой, побежали вниз, подгоняемые порывами ледяного штормового ветра…".

Даша: "По подсчетам оставшихся, путь на вершину и обратно к базовому лагерю у ребят должен был занять 4 часа. Не знаю, откуда в нашем сознании появилась эта информация, но она не оправдалась. К 15.00 никого не было.

Мы всё также поддерживали очаг, пили чай, сушили вещи - свои и ушедших товарищей. В спешке они побросали запасные штаны и футболки, всё промокло... Так что дел хватало. Переживаний хватало. Время шло, а никого так и не было.

Когда дождь снова стих, решили ставить палатки. Жаль, что место оказалось не самым ровным и просторным. Но выбирать не приходилось. Двухслойная палатка отправилась на ближайший пятак, однослойную решили разложить под тентом, когда все вернутся. Костя свою однослойку ставить не стал - решил эту ночь провести под тентом у костра, завернувшись в спальник и палатку.

Обустроив быт, мы снова уставились на костер. Больше делать было нечего - только ждать, сушиться, разговаривать и волноваться о друзьях.

Хотя нет, занятие у нас еще одно было - карта. Перед походом наша Аня распечатала генштабовские карты, и теперь при каждом удобном случае мы рисовали ручкой маршрут и придуманную легенду. В итоговом материале обязательно будет скан совместного творения команды из этого похода. Как и итоговое видео. Но об этом позже, еще не все интриги раскрыты".

Вадим: "Мы стремительно теряем высоту, прыгая по скользким камням, пересекая эти альпийские луга, иногда шествуя по тропам, порой прем напролом по кустам и лужам. Наш рукпох, наплевав на навигатор, ведет нас по наитию и внутреннему зову, и совсем нет ощущения, что куда-то не туда. На самом деле нас не очень заботит, куда мы сейчас идем. Главное желание теперь - убежать от этого холода, пробравшего до костей. Мокрая одежда комфорта не добавляет, в ботинках – круговорот хлюпающей воды. Эйфория от успешного восхождения греет душу, но никак не тело.

Мы быстрыми шагами убегаем от места, в которое так спешили целых пять дней, преодолев десятки километров дикой тайги, продравшись сквозь реки и валежники, победив страхи и предрассудки. Сейчас нам хочется поскорее убежать от него, спрятаться от этого невыносимого холода.  

Мы ищем место, где можно укрыться от ветра и перевести дух. Саша бракует одно предложение за другим и ругается на снова проснувшиеся в нас позывы к собирательству ягод, хотя нет-нет да и сам наклонится за синеющей на зеленом ковре ягодкой голубики. Мы обидчиво напоминаем рукпоху про его обещание не препятствовать поеданию дикоросов на обратном пути, но он пропускает наши жалобы мимо ушей, требуя торопиться.

Наконец, находим полянку, закрытую со всех сторон кустами уже не такого ненавистного стланика.

Уничтожив все имеющиеся на ней ягоды, вспоминаем о взятом с собой обеде в виде сала и хлеба и уничтожаем его – не зря же тащили.

От сидения на месте теплее не становится, и мы покидаем укрытие, чтобы скорее добраться до лагеря и обрадовать товарищей.

Сверившись с навигатором, выходим на ту самую тропу, которая принесла нам столько счастья, и уже морально готовимся снова пройти эти семь кругов стланика. Но Саша, по всей видимости, открывший в себе дар провидца, уводит нас от всех этих адских зарослей, и, пройдя тот лесок на высоте 1400 м, мы уходим не вправо, откуда пришли, а левее. Перед нами склон – очень крутой и длинный, но все равно самый лучший – никаким стлаником здесь и не пахнет. Сами того не подозревая, мы нашли легкий и быстрый путь к вершине, избавляющий от барахтанья в смолистых кущах. Точнее, нашел Саша. 

Цепляясь за стволы деревьев, кусты, траву, землю, падая и поднимаясь, мы буквально слетаем с него, потеряв значительную высоту. Навигатор показывает, что мы на верном пути к нужному распадку, осталось только еще спуститься. Мы спешим в лагерь, чтобы поскорее обрадовать товарищей радостной новостью о нашей общей победе.

Увлекшись разговорами, сворачиваем не туда и чуть не проходим мимо лагеря, но, вовремя опомнившись, снова берем верный курс. Нарастающий шум воды не может врать – внизу наш Магму-Биосани. Еще немного – и вот он, наш лагерь, волею судьбы и погоды незапланированно ставший базовым. Друзья встречают, как и положено друзьям: заботой, горячим чаем и подготовленной к нашему возвращению сухой одеждой. Мы сообщаем им радостную весть – Аник взят, мы все справились! Все ликуют, все счастливы".

Даша: "Я ведь уже упомянула о голосах, которые нам слышались персонально, а со временем и командно? Чем скорее должны были вернуться парни, тем чаще мы застывали среди разговора с поднятым пальцем и неморгающим взглядом: "Слышите?". Дошло до того, что мы стали одновременно слышать какие-то разговоры, только Костя почему-то - детские.

Однако и этому должен был прийти когда-то конец. Очередной "глюк" оказался правдой, а голоса - криками наших ребят. Смотрим - бегут! Мокрые, уставшие, довольные.

Пока обнимались, Костя уже ставил суп на огонь, в костер полетели дрова - пора отогреваться. Сбивчиво рассказывая о пройденном пути, наши герои переодевались в сухие вещи и запасную обувь, благодарили за заботливо высушенные вещи и укрытые от дождя рюкзаки. На душе стало спокойно - вершина взята, все целы, экспедиция проходит успешно! После супа сразу же накипятили чаю, начпрод Вадик выдал каждому увеличенный паек конфет и сушек. Праздник же!

В тепле, сухости, сытые и умиротворенные, ребята заново рассказали о восхождении. На сей раз детально и обстоятельно. Мы с Аней и Костей посмотрели фото и видео - да, ребятам наверху пришлось нелегко.

И хотя все складывалось хорошо, тревога не отступила. Во-первых, дождь прошел довольно сильный, а значит, реки могли подняться. В том числе Чукен, через который нам нужно идти домой. Во-вторых, у троих из команды появились симптомы переохлаждения - у кого почки заболели, у кого - низ живота. А нам еще обратно нужно было идти. В-третьих, никак не получалось дозвониться до Артема: "Данный вид связи не доступен для абонента". И хоть ты тресни.

С ним вышла отдельная история - о забывчивых людях и нанотехнологиях. Начнем с того, зачем всё затевалось - мы хотели предупредить своего водителя, что выйдем в условленное место не к 25 августа, как договаривались, а к 23. Но никак не получалось - Лена не могла с ним связаться, мы не могли. Сначала оказалось, что у нас нет в наличии телефона, где записан номер Артема. Потом кто-то вспомнил, что Вадик, у которого есть с собой телефон, состоит с Артемом в одном чате в Whats App. Аппарат Вадима оказался разряжен. Тогда выяснилось, что у нас имеется портативный аккумулятор, который заряжается от солнца. Это отличная характеристика для батареи, но история происходила уже в темноте. Не успев запаниковать, мы вдруг вспомнили (ладно, не все - это был Саша), что такие гаджеты могут заряжаться и от костра. Он тут же испробовал - работает! Зарядка пошла!

Жаль только, что "открыв" суперспособность аккумулятора, зарядив телефон и отыскав Артема среди прочих, мы так и не смогли до него дозвониться. С надеждой на лучшее передали номер Лене, пообещали выйти с ней на связь через день и легли спать. Добившиеся цели, но неспокойные. Слишком многое было под вопросом".

Продолжение следует...

В следующем материале Вадим расскажет, как мы добирались домой - с какими сложностями столкнулись, чему удивлялись, каким нас встретил Чукен, где и когда мы пересеклись с Артемом... Оставайтесь с нами! 


Трейлер к фильму «Аник-2017»


О проекте:
В течение года мы поочередно покорим 20 вершин, среди которых как хорошо известные многим приморцам популярные горы: Пидан, Фалаза, Чандалаз, Воробей, Ольховая и другие, так и совершенно новые, еще не видевшие массового туриста высоты.Все они будут досконально изучены, отфотографированы и описаны нашей творческой командой. Мы расскажем, как с минимальными затратами сил, времени и денег и при этом безопасно покорять желанные вершины. Покажем, для чего нужно их покорить, укажем безопасный путь к каждой. Поможем выполнить норматив почетного звания «Приморского барса» — покорителя 10 главных вершин края. Откроем совершенно новые вершины.

 Вы можете поддержать проект «Приморская высота»! По всем вопросам партнерства пишите на primdiscovery@gmail.com

Читайте нас, смотрите нас, поднимайтесь с нами!


Генеральный партнер проекта:

Стратегический партнер проекта:
Экипировочный партнер проекта:

 

Официальные партнеры проекта:

 

    

 

Специальные партнеры проекта:

   

Информационные партнеры проекта:

  %d0%bc%d0%be%d1%8f-%d0%bf%d0%bb%d0%b0%d0%bd%d0%b5%d1%82%d0%b0_%d0%bb%d0%be%d0%b3%d0%be

 

ru_RURussian
en_USEnglish ru_RURussian