Все ближе к Анику: такое разное ЗаЧукенье и момент истины

Текст: Вадим Шкодин
Фото, видео: Александр Хитров

Утром пятого дня пути к Анику мы почувствовали дыхание совсем близкой осени, которая заявляется в эти края намного раньше, чем в наши приморские тропики. Ничего удивительного: юг Хабаровского края, где мы находились, вплотную примыкает к самому что ни на есть северу края Приморского, со всеми вытекающими. Климат суров по обе стороны границы, разделяющей регионы, и, нужно сказать, северного здесь существенно больше, чем южного.

Необычно холодное утро было встречено моим удивлением хотя бы потому, что ночь-то была теплой (кому как ни мне, сибиряку, знать все о тепле и холоде) - и пойди пойми ее, южную хабаровскую природу с такими резкими сменами настроения. Ну да ладно, от утреннего холода быстро спас костер, привычно ловко, а главное, вовремя сооруженный нашим костровым Костей. Душу же грела гордость за вчерашнюю удачную переправу через Чукен.

 

Страна ЗаЧукенье (наречение локаций стало главным нашим хобби в этом походе), встретившая солнечной и такой нужной полудневкой вчера, готовилась не испортить репутацию приветливой и сегодня. Отсюда, с берега полупересохшего второго русла Чукена, подарившего радость долгожданного отдыха, дальнейший путь виделся легким и безоблачным.

Причины на то имелись самые серьезные: мы хорошо отдохнули, привели в порядок себя и амуницию, существенно облегчили рюкзаки, уничтожив кое-что из съестных припасов путем съедания и кое-что припрятав на обратный путь в очередной закладке. Здесь же, к большой радости, даже счастью, Димы были оставлены веревка и система с двумя карабинами - она бралась конкретно для переправы через Чукен, а тащить ее дальше "на всякий случай" мы не решились - и правильно сделали.

Дальнейшая дорога представлялась не только легкой, но еще и более интересной. Греясь вчера у распаленного под фантастическим звездным небом пионерского костра, мы с замиранием сердца слушали несущийся со стороны Аника надрывный рёв изюбря. Если на секунду забыть, что находишься в глухом лесу, а вокруг на десятки километров только тайга, реки и горы, этот звук можно принять за гудок далекого поезда, извещающего о своем приближении. Но мы помнили, где находимся, и просто наслаждались долетающим до слуха раз в полминуты вызовом благородного самца-оленя своему сородичу сойтись в поединке за гарем. Слушали и представляли, что уже завтра у нас будет шанс не только услышать, но и увидеть этих благородных ревунов.

Выдвинувшись в путь, мы снова вспомнили о холодном утре - зачем-то прошагали по жутко ледяной воде на противоположный берег. Кусок суши, к нашему несчастью, оказался никаким не берегом, а речной косой, разделяющей два русла Чукена и со всех сторон окруженной водой. Пришлось, проклиная навигатор и холодную воду, перебираться обратно, чтобы наконец пойти в правильном направлении.

Тайга ЗаЧукенья мало чем отличается от той, что осталась на противоположном берегу - те же породы деревьев, та же высокая и цепляющаяся за все, что можно и за что нельзя, растительность, те же спрятанные в папоротниках кочки и раскиданные тут и там трухлявые бревна.

Разве что звериных троп здесь стало существенно больше. Первая и вовсе нашлась в трех шагах от лагеря и долго вела нас в нужном направлении - к месту впадения в Чукен ручья Магму-Биосани, по распадку которого пролегал последний отрезок пути на Аник. Но до этого распадка еще нужно было добраться, и мы бодро топтали звериный "хайвей", стремясь сделать это как можно скорее.

Вскоре после старта пришлось снова мочить ноги - иного способа пересечь вставшую на пути реку Чамузу, кроме как вброд, мы не нашли.

Грибов стало попадаться до неприличия много, приходилось демонстрировать чудеса ловкости, чтобы не топтать эти семьи обабков, маслят, сыроежек и еще каких-то неизвестных видов, в изобилии растущих у тропы и прямо на ней. Несколько достойных экземпляров (после обязательной консультации с Аней) мы отправили в рюкзак. Скажу честно, не будь с нами Ани с ее безупречными познаниями в ботанике и прочей биологии (а она еще и грибник), мой рюкзак к обеду весил бы как минимум на пять килограммов больше. Но наш человек науки не давала мне пуститься во все тяжкие, доходчиво объясняя, почему очередной найденный "обабок" или никакой не обабок, или все же обабок (в эти моменты я был очень счастлив), но не годится к употреблению, так как уже значительно употреблен постоянными обитателями леса.

Ботанические изыскания сменили изыскания зоологические, даже с элементами анатомии. Каждый из нас счел нужным заявить, что очередной найденный на тропе череп когда-то принадлежал изюбрю (но не тому, который вчера так настойчиво ревел вчера в нашу сторону). Свежие внутренности грызуна, обнаруженные на бревне, такого единодушия научной мысли не вызвали - все молчаливо согласились с Аней, авторитетно предположившей, что сие дело лап удачно поохотившегося соболя.

Громко и весело наша компания обсуждала свежие экскременты медведя на тропе, старательно перешагивая через эти черные кучки. Мы рассуждали, что же такое кушал мишка, чтобы так ярко наследить (сошлись на черемухе, которая растет в этих краях в изобилии). На отходы жизнедеятельности изюбря никто из развеселой компании внимания уже не обращал, да и как держать внимание на том, по чему беспрестанно идешь?

Тропа вела по самому берегу Чукена, иногда загоняя на крутой склон и после спуская обратно к воде. В какой-то момент она резко оборвалась, и мы, доверившись навигатору, побрели по таежному бездорожью, уходя от Чукена в направлении распадка Магму-Биосани. Чем дальше уходили от главной реки, тем чудеснее и сказочнее становился лес.

Оставив побережье с его крутыми склонами и высокой травой, мы шагали по зеленым коврам, сотканным мхами и плаунами разных видов и цветовых оттенков, усыпанных все теми же грибами и ягодами ярко-кораллового цвета. "Мохогорья" - такое имя потом получит этот небольшой участок леса, пленивший нас мягкой и сочной красотой своих ландшафтов.

За рекой Има-Сикчи, множество русел которой мы каким-то чудом умудрились пересечь по нависающим над ними бревнам, сказочный лес с мхами закончился, отдав нас менее приятному болотистому лесу долины Магму-Биосани. Выйдя к этому ручью, мы продолжили путь по его долине против течения, пока не нашли подходящее место для лагеря на спрятанном за высокой травой галечном бережку в 14 км от Аника.

Этот день мы провожали с большим оптимизмом: заветная цель казалась уже такой близкой и доступной, большая часть трудного пути с его запланировано главной преградой в виде переправы через Чукен осталась позади. Мы были здесь, всего в 14 км от заветной вершины и, казалось, ничего не способно помешать нам в ближайшие дни оказаться на его пике.

Песни в исполнении Кости под встающими над головой звездами, магические любовные танцы бабочек-однодневок веснянок над водой Магму-Биосани, ужин, украшенный теми самыми грибами - все было прекрасно в тот вечер.

...

Утро было наполнено позитивом, и в новый день мы вкатывались полные решимости к его концу поставить последний на этапе восхождения лагерь, так называемый "базовый", на высоте 1400 метров. По навигатору до выбранного места было не больше 12 км. Это совсем не испугало - в этом походе мы уже проходили за день и больше.

Быть забойщиком на этом отрезке выпало мне, и я, направляемый знающими верную дорогу Сашей и Аней, повел ребят по болотистой тайге. Стоит сказать, что идти первым, выбирая дорогу для всех - та еще работенка, отнимающая уйму физических и моральных сил. Тут уже не до любования природой и глубоких мыслей о смысле бытия, которые еще как возможны, когда идешь по следам товарища. Идя первым, ты ищешь наилучшую дорогу из всех возможных и, даже ведя товарищей по такой, подозреваешь их в тихой ненависти к проводнику и мысленном сравнении тебя с Сусаниным, намеренно увлекающим недругов в непролазные дебри. Ты молишься на звериные тропы, а найдя их, в душе танцуешь кукарачу и сообщаешь спутникам о находке с таким видом, словно только что открыл новую планету в Солнечной системе. При каждом удобном случае малодушно пытаешься переложить эту миссию на кого-нибудь из товарищей и внутренне негодуешь, когда узнаешь от них, что полностью устраиваешь их как проводник. Ты берешь себя в руки и идешь дальше, потому что нужно идти.

Взятый с утра хороший ходовой темп позволил нам до обеда махнуть добрых 5 км. Учитывая практически полное отсутствие троп и передвижение по болотистой местности, пройденный путь был признан достаточным для остановки на обед без лишних угрызений совести. На этой стоянке мы впервые увидели желанный Аник. Это Саша, воспользовавшись остановкой, не поленился забраться на высокую скалу поблизости и сфотографировал укутанную плотным туманом главную вершину Приморья.

Увиденный, пусть и на экране фотоаппарата, Аник, внес небывалое оживление в наш измотанный тайгой отряд. Быстро прикончив обед, мы с новыми силами зашагали в направлении, казалось, совсем уже близкой вершины.

Но наш энтузиазм ждала новая проверка на прочность. Впереди распростерся настоящий апокалипсис, жуткие следы мощной природной катастрофы. Ведущий к вершине распадок, как и образующие его склоны сопок, открылись такими, словно испытали на себе удар тысячи артиллерийских орудий. Неведомая сила, сметая все на своем пути, превратила некогда растущий здесь густой лес в непролазную свалку бурелома, хаотично разбросав мощные деревья по огромной территории. Не сразу оценив масштаб трагедии, мы зашли на это лесное кладбище и блуждали в нем оставшуюся половину дня, мучительно преодолевая наваленные друг на друга стволы, корни и ветви уничтоженных стихией деревьев.

Опасные блуждания по буреломному лабиринту продолжались три часа, пока мы, продвинувшись вперед всего на километр, не сумели добраться до чудом уцелевшего участка леса на склоне. Он стал нашим спасением: пройдя по нему, мы снова вышли в нужный нам распадок, в место, куда наделавшая бед стихия почему-то не добралась. Здесь же, у ручья, совершенно обессиленные и подавленные неожиданным испытанием, мы и встали лагерем. 6 км отделяли группу в этот вечер от места, где мы самоуверенно хотели оказаться уже сегодня. Конечно, все очень расстроились. Но сдаваться мы не собирались.

...

Следующее утро принесло команде новое испытание. Дождь, которого в этих краях, по нашим наблюдениям, не было очень давно, застал команду еще в лагере. Спешно свернув палатки и облачив себя в дождевики, а рюкзаки - в непромокаемые чехлы, мы продолжили путь под нарастающим дождем, который в течение часа перерос в полноценный ливень. Идти при такой погоде стало опасно, и руководитель похода распорядился об остановке на высоте 1000 метров - по тропе за 2,5 км до вершины. Наспех растянув между деревьями предусмотрительно взятый в поход тент, мы укрылись под ним. Дождь шел с новой силой, не собираясь прекращаться, в хмуром небе не было даже намека на просвет.

Промокшие и замерзшие, мы сидели под тентом в глухой тайге, в нескольких километрах от заветной цели, совершенно не зная, сколько будет идти дождь и как нам быть, если он будет идти долго. Восхождение оказалось под угрозой срыва, когда мы были уже так близко к главной вершине проекта "Приморская высота". Прояснить ситуацию мог только один человек - наша Лена, у которой мы запросили прогноз погоды на ближайшие дни. От того, каким он будет, зависели наши дальнейшие шаги. С непростыми чувствами мы ждали обратного звонка, от которого теперь зависела судьба всей экспедиции...

Продолжение следует...


Об экспедиции:

1. PrimDiscovery раскрывает карты: чего нам стоил поход на Аник
2. Экспедиция «Аник-2017»: «адское» начало, или добраться до Чукена
3. Чем дальше в лес, тем ближе переправа: сказочное ПриЧукенье и главная опасность похода на Аник


Трейлер к фильму "Аник-2017"


О проекте:

В течение года мы поочередно покорим 20 вершин, среди которых как хорошо известные многим приморцам популярные горы: Пидан, Фалаза, Чандалаз, Воробей, Ольховая и другие, так и совершенно новые, еще не видевшие массового туриста высоты.Все они будут досконально изучены, отфотографированы и описаны нашей творческой командой. Мы расскажем, как с минимальными затратами сил, времени и денег и при этом безопасно покорять желанные вершины. Покажем, для чего нужно их покорить, укажем безопасный путь к каждой. Поможем выполнить норматив почетного звания «Приморского барса» — покорителя 10 главных вершин края. Откроем совершенно новые вершины.

 Вы можете поддержать проект «Приморская высота»! По всем вопросам партнерства пишите на primdiscovery@gmail.com

Читайте нас, смотрите нас, поднимайтесь с нами!


Генеральный партнер проекта:

Стратегический партнер проекта:
Экипировочный партнер проекта:


Официальные партнеры проекта:

 

    

 

Специальные партнеры проекта:

   

Информационные партнеры проекта:

  %d0%bc%d0%be%d1%8f-%d0%bf%d0%bb%d0%b0%d0%bd%d0%b5%d1%82%d0%b0_%d0%bb%d0%be%d0%b3%d0%be