Спасти и сохранить: кто и как собирает опоры для аистиных гнезд

Текст, фото: Александр Хитров

Проект #АистнадАмуром отправляется в Амурск - небольшой городок чуть севернее Хабаровска, уютно разместившийся на берегах великого Амура. Наша цель — Болоньский заповедник. Именно там мы и будем снимать, как устанавливают искусственные опоры с «заготовками» для аистиных гнезд. И именно там нас ждала незабываемая пятичасовая прогулка в катере одноименного заповедника по озеру Болонь.

Справка:
Природный заповедник «Болоньский» создан 18 ноября 1997 года. Он расположен на Средне-Амурской низменности и примыкает к озеру Болонь. Площадь территории - 103,6 тысяч га. Это место гнездования и массового сосредоточения при пролетах водоплавающих и редких птиц, в частности, дальневосточного аиста.

Прогулка на катере по реке Амур представлялась как приятное времяпрепровождение в замечательной компании сотрудников Болоньского заповедника. Выйдя из затона в 10 утра, нам предстояло преодолеть по речной глади порядка 90 километров. Быстро набрав ход, мы неслись по широкой глади протоки Старый Амур, слева от нас красовался остров Крохалев.

Островов на реке много, они то появляются, то исчезают. Тайфуны и сильные течения постоянно меняют их форму и размер.

Вода в Амуре отливала коричневым — то ли недавно прошли сильные дожди, то ли в пресной воде отражалось свинцового цвета небо.

Спустя где-то час приятная морось сменилась на косой дождь. Все, кто находился в лодке, в мгновение вымокли. А прошли мы всего ничего — 30 километров. До кордона заповедника еще ехать и ехать.

Леонид Юрьевич, директор Болоньского заповедника и заодно капитан лодки, говорил, что до места назначения при хорошей погоде можно добраться часа за полтора. Как сложится наша судьба сегодня, не знал никто.

Спустя 50 километров мы свернули с великого Амура в протоку Серебряную, а затем в Сий, оставив позади себя большой пологий остров Наду-Они, похожий на луг среди реки. Появились первые жилые постройки. Я было уже обрадовался, что, мол, вот он, кордон. Но, как оказалось, мы проходили мимо села Ачан, где проживают нанайцы. Пройдя еще два километра, мы вышли в озеро Болонь.

Подготовка к установке опоры

Дождь только усиливался, да и ветер поднимался. Капли больно били по лицу. Из-за ветра мы были вынуждены постоянно менять скорость. Перед отъездом я спрятал всю технику в рундук, на котором восседал позади катера. Доставать и снимать что-то не было никакого желания, боялся замочить фотоаппараты. Как я собирался снимать установку гнезда, не понятно.

Озеро Болонь похоже на наш Амурский залив — посередине островок, волны небольшие, на берегу такой же пейзаж с сопками и равнинами. Озеро довольно большое. Кордон находится на его другой стороне, идти на лодке туда чуть больше 40 километров.

Островок посередине озера называется Ядасен. Из-за дождя я его не смог сфотографировать. Но если все удачно сложится, при хорошей погоде мы вновь отправимся на воду для фото- и видеосъемки.

Остров Ядасен (Туф) — палеовулкан. На нем даже сохранились лавовые потоки. По мнению ученых, этот вулкан может проснуться через тысячу лет. К слову, этот островок является редчайшим в мире вулканом, расположенным посреди пресноводного водоема. Сейчас он имеет статус памятника природы. А еще пишут, что вблизи этого острова плотность воды в разные дни настолько меняется, что часто в ней тонут лодки. Быть может, именно поэтому мы не стали близко к нему подходить.

До кордона "Килтасин" мы добрались к полудню. Путь занял ровно два часа. За это время мы успели промокнуть до трусов.

Кордон "Килтасин"

"Килтасин" — это центральный кордон заповедника, с него и начинается территория охранной зоны. Жилое здание, баня, вертолетная площадка, какой-то контейнер, хозпостройки — кордон мало чем отличается от тех, что я видел раньше. Те же мужики, те же разговоры, внутри все точно так же. Ничего нового, только природа другая. Она здесь ровная.

Согревшись горячим чаем, мы переправились на лодке через неширокую протоку, где нас ждал вездеход. Взгромоздившись на крышу этой чудо-машины, мы рванули вперед. Один инспектор сидел на рулем, точнее за рычагами (управление вездеходом схоже с трактором), трое восседали на подушках сверху. Мне повезло с местом у воздуходува, откуда выходил теплый воздух, — даже успел немного согреться. Но счастье продлилось недолго.

Сварка опоры

Минут через 20 мы прибыли на место, где уже были подготовлены трубы для сварки, чтобы соорудить опоры для гнезда. Работа по сборке заняла около полутора часов. Ничего сложного — бери, да сваривай все в одну прочную конструкцию.

Проблема возникла, когда дождь перешел в ливень. Небезопасно и для сварки, и для моей техники, ведь утопить камеру в командировке — это не дело. Также из-за ливня я оставил затею снимать с помощью электронного стабилизатора стэдикама, поэтому снимал со штатива или с рук (горе на мою мокрую голову). Штаны противно прилипали к ногам и с каждым касанием обдавали мокрым холодом. Единственное, что радовало, — это наше общее благое дело для природы, а также то, с каким рвением и ответственностью сотрудники заповедника подходят к делу.

И вот — торжественный момент! Опора сварена. С помощью троса и все того же вездехода её подняли, "попрыгали" (вбили в землю поглубже). Готово! Очередной дом для дальневосточного аиста готов.

Правда, как говорит Леонид Юрьевич, аист вряд ли успеет поселиться на этом гнезде. Ближайшие места облюбовали орланы-белохвосты. Вполне возможно, что они первыми и займут бесплатное жилище. Тут, как говорится, то раньше встал, того и тапки. Но все покажет время.

Процесс подъема опоры

Успешно закончив дела, мы отправились домой. Путь в этот раз занял более трех часов. Мы шли против сильного ветра, лодку постоянно захлестывало водой, было очень холодно и мокро. Кажется, что я просто погрузился в воду. Но отчего-то все равно было весело: то ли от хорошего дела, что мы сделали в тот день, то ли от ощущения полного отрешения от реальности. А иначе я бы просто сошел с ума на этом катере.

Уже ближе к вечеру я буду стоять под горячими струями спасительного душа и с ностальгией и в тоже время отвращением вспоминать возвращение в Амурск на маленьком катере заповедника.

Александр Хитров за работой; фото Болоньского заповедника

А утром, выглянув в окно, не увижу дождя. Небо будет чистым, а ветер свежим. Вот если бы мы поехали ставить гнездо не в тот день, а в это прекрасное утро, вот тогда бы…

ru_RURussian
en_USEnglish ru_RURussian