По следам Арсеньева: PrimDiscovery первыми прошли по новой экотропе

Текст: Дарья Червова
Фото: Александр Хитров
Видео: Демьян Карпов

Тропы в тайге появляются неслучайно. Сначала зверь пробежит к реке, затем хищник погонит свою жертву, охотник обойдет владения, коренной житель отправится в соседнее поселение... И уже виднеется протоптанная дорожка. Именно по таким и ходил Владимир Арсеньев по Приморью - всё удобнее, чем продираться сквозь чащи и болота. А чуть больше века спустя часть его маршрута в самом сердце Сихотэ-Алинского заповедника превратилась в удивительную экотропу.

Члены команды PrimDiscovery в сопровождении двух сотрудников заповедника первыми прошли маршрут "Тропа Арсеньева". Пять дней они шли по осенней тайге, преодолев в итоге 56 км пути пешком. Каждый день travel-журналисты вели дневник и фиксировали всё происходящее на фото- и видеокамеры, чтобы читатель мог совершить путешествие вместе с ними.

Дневник PrimDiscovery

Идея пройти по "Тропе Арсеньева" у команды появилась сразу, как только мы узнали о ее разработке.  В итоге так случилось, что PrimDiscovery пригласили первыми пройти по маршруту.

Два года сотрудники Сихотэ-Алинского заповедника работали над проектом при финансовой поддержке Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF) и информационной — Приморского краевого отделения Русского географического общества — Общества изучения Амурского края. Нам предстояло протестировать, что из этого вышло, и поделиться впечатлениями и предложениями.

Справка. Сихотэ-Алинский заповедник основан в 1935 году, его первоначальной задачей было восстановление популяции соболя. В настоящее время это самый крупный хорошо охраняемый природный резерват в поясе хвойно-широколиственных лесов Евразии и Америки. Только здесь европейцы могут увидеть утерянные ими навсегда девственные хвойно-широколиственные леса. Современная площадь заповедника 401600 га и включает 2900 га акватории Японского моря. Сохранение громадных массивов ненарушенных лесов, естественное развитие уникальных по своему составу природных комплексов, наличие редких, эндемичных и реликтовых экосистем и видов растений и животных являлись главными критериями включения Сихотэ-Алинского заповедника в состав биосферных (1979) и в Список территорий Всемирного природного Наследия ЮНЕСКО (2001). В 2015 году заповедник стал первой в России и второй в мире после нацпарка Читван (Непал) особо охраняемой природной территорией, прошедшей сертификацию тигриных местообитаний CA|TS.

Старт экспедиции наметили на середину сентября - самое благодатное время для прогулок по лесу на севере края. Пока владивостокцы еще загорают на пляжах, здесь вовсю гуляет осень.

Команда PrimDiscovery отправилась в путь в измененном составе. К сожалению, постоянный участник Вадим Шкодин не смог отправиться в запланированное путешествие, зато компанию составил видеооператор Демьян Карпов. Также на Тропу отправились сотрудники заповедника Евгений Табалыкин (отдел экопросвещения) и Михаил Сало (отдел науки).

День первый. 17 сентября 2017 года

Добирались до заповедника мы на авто, потратив на дорогу из столицы Приморья около 14 часов. Переночевали на кордоне Благодатное и в 7 утра уже были в Тернее - возле здания администрации заповедника садились в УАЗ-"буханку". Нас отвезли до кордона Ясное (на р. Майса), оттуда на огромной проходимой "шишиге" (ГАЗ66) мы двинулись к точке старта - избе "Усть-Шандуй". Проследив логистику, читатель уже может представить, насколько глухая тайга принимает гостей маршрута.

К 9 утра оказались на месте и в ту же секунду в полной мере поразились его величественной красоте. Спрыгиваешь с этой огромной лязгающей машины и сразу оказываешься в красно-желтом царстве сухой травы и опадающей листвы, слышишь журчание реки, с наслаждением вдыхаешь свежий воздух и радуешься припекающему солнцу... Понятно, почему маршрут рассчитан так, что в первой же избе туристы остаются ночевать. Отсюда невозможно вот так - раз, и уйти.

И мы не стали, хотя собирались. Расположились в беседке, перераспределили вещи в рюкзаках, позавтракали, напились чаю. Можно было уже отправляться в путь, но всё тянули - фотографировали свисающие гроздья лимонника прямо у реки Заболоченной (старое название р. Туньша) и благоустройство свежепостроенного кордона, любовались ярко-голубым небом и пестрым лесом вокруг.

Но время не ждет. Нагулявшись вокруг избы, наконец, заглянули и внутрь. Оказалось, с этого надо было начинать. Все избы на маршруте - тематические. В каждой туриста ждет большая иллюстрированная книга, посвященная определенному предмету исследования Арсеньева. Усть-Шандуй - первая изба, и она посвящена биографии самого Владимира Клавдиевича и описанию его экспедиции 1906 года.

Справка. Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872-1930) - подполковник царской армии, натуралист, путешественник, этнограф, писатель, популяризатор науки, исследователь Дальнего Востока, член Русского географического общества, почетный член Вашингтонского национального и Британского королевского географических обществ. С 1900 по 1930 год он провел несколько исследовательских экспедиций в малоизученные районы Приморья, Приамурья, Камчатки и Охотского побережья. Первую свою продолжительную экспедицию Владимир Клавдиевич с успехом осуществил в 1906 году. Тогда командующий войсками Приамурского военного округа генерал-губернатор П. Ф. Унтербергер издал приказ №404, который гласил: "В течение всего лета и осени для исследования хребта Сихотэ-Алинь и береговой полосы… назначаю экспедицию. Начальником и руководителем экспедиции назначаю… штабс-капитана Арсеньева".

В книге говорится о трудностях, с которыми столкнулся Владимир Клавдиевич на этом участке пути. На Сахалинском перевале (который нам предстояло преодолеть) отряд попал в сильную снежную бурю, им пришлось пережидать непогоду в течение двух дней. А еще самому Арсеньеву нездоровилось практически весь отрезок пути, где сейчас проходит маршрут, - он отравился и большую часть времени был без сознания...

Зачитавшись, наша экспедиция припоздала с выходом - с Усть-Шандуя мы вышли только в полдень. Впереди было 11 км пути и изба Нижняя Сахалинская. Чему посвящена она? Сколько времени нам предстоит идти?

Как только арка с табличкой "Тропа Арсеньева" осталась позади, мы попали в яркую сказку уссурийской тайги. Красные и желтые клены, березы, липы, еще зеленые ильмы, черемуха, актинидия, темные и пушистые ели, корейские сосны (они же "кедры") - все они раскрашивают лес в сотни оттенков.

Дальневосточная тайга, где лианы с виноградом обвевают хвойных красавиц, где тропические цветы распускаются среди лиственниц и папоротников, невозможно спутать ни с одним другим. Ни один континент не может похвастать такими сочетаниями. И когда вы оказываетесь в таких диких уголках, то открываете для себя намного больше, чем планировали.

Мы не торопясь шли по тропе, заранее заботливо расчищенной от валежника, и наслаждались природой. Лес на этом отрезке пойменный, а значит, влажный - много папоротника, лиан, травы (вы знаете, что иногда пойменный лес называют "ресничным" - будто он своей растительностью огораживает русла рек?). Но встречались и хвойные, куда же без них.

К 14.00 устроили привал у реки Обманной, еще через пару часов вышли к Сахалинскому ключу и решили там отдохнуть с чаем и плюшками. Голод в походе - враг хорошего настроения, поэтому мы заранее побеспокоились о вкусностях в дорогу, прикупив сладких сухарей, карамелек, орешков.

Стоит отметить, что нам очень повезло с сопровождающими сотрудниками заповедника. Михаил и Евгений на протяжении всей тропы рассказывали об истории этих мест, об Арсеньеве, о ботанике, о своей работе. Получилась экскурсия длиною в 5 суток, не каждый такое выдержит, но они молодцы (и мы, конечно)!

Сахалинский ключ очень фотогеничный - целый час наши художники снимали его каскады с разных ракурсов. Нам с Михаилом оставалось лишь пить чай и разглядывать скалы (говорят, они сильно впечатлили самого Арсеньева), попутно обсуждая местный растительный мир. Например, я впервые услышала о таком дереве, как чозения. Оказывается, очень распространенный вид на дальнем Востоке и не только. А еще Михаил указал на лабазник - тоже часто встречающееся растение. Эту траву, очень полезную и душистую, добавляют в чай или заваривают вместо чая. С той секунды в нашем термосе уже не обходилось без его зеленых листьев.

Оставалось еще около 3 км до избы, когда погода начала портиться, и мы ускорились. Уже без лишних разговоров и в хорошем темпе наша группа к 18.00 подошла к первому месту ночевки на маршруте - избе "Нижняя Сахалинская".

Она тоже оказалась совершенно новой. Нам рассказали, что все дома на маршруте отстроены с нуля в рамках проекта "Тропа Арсеньева". Предполагается, что здесь будут останавливаться и туристы, и инспекторы во время работы.

Внутреннее убранство избы радует глаз - вроде все просто, но так чисто и аккуратно. Два полока (нары) по обе стороны от стола, печь, полочки для продуктов вдоль стен и одна большая у окна (как столешница), умывальник с мойкой, лавочка, посуда. К потолку подвешены матрасы, в щелях торчит несколько ложек. Чистота. Таков закон любой избы, кордона или зимовья - побыл в гостях, убери за собой, чтобы других тоже ждал порядок.

А еще закон любого кордона - отметиться в явочной тетради. Кто, когда и откуда пришел. Когда и куда ушел - своеобразная летопись. Некоторые добавляют несколько слов от себя - благодарности, впечатления, пожелания. Некоторые даже стихотворения пишут. Но на избах "Тропы Арсеньева" записей пока мало, все они - от инспекторов, строивших и благоустраивавших эти дома.

..После ужина сил практически не было. Вся наша компания, завернувшись в спальники, предпочла улечься поудобнее и под треск дров в печи слушать Михаила. Книги на оставшиеся четыре кордона еще не были доставлены, поэтому источником знаний в этом походе для нас был только Михаил.

Он и рассказал, что вторая изба в маршруте посвящена лесным людям - коренному населению Приморья. Что во второй книге будут опубликованы выдержки из дневников и очерков на эту тему.

- Чуть больше сотни лет назад леса Сихотэ-Алиня варварски разоряли китайские охотники, - рассказывал Михаил. - Они подчиняли себе поселения коренных народов - удэгейцев, тазов, гольдов и других, убивали неугодных, пытали. Страшно представить будущее нашего края, не вмешайся в происходящее Арсеньев.

Он рассказал также о быте русских, о корейцах, перебравшихся в Приморье. Владимир Клавдиевич провел большую и важную работу, описав, что творилось в то время в Уссурийском крае.

День второй. 18 сентября 2017 года

Следующим утром выйти удалось только в 11.45. После вчерашней прогулки по лесу организмы отказались просыпаться ни свет ни заря и долго раскачивались с непривычки. Позавтракав, оставив после себя порядок в избе и связавшись с дежурным заповедника по спутниковой связи (каждая группа туристов дважды в день отзванивается с отчетом, что всё хорошо), мы выдвинулись в путь. По дождю.

Погоду еще "на берегу" обещали не самую прекрасную - в первый день солнце, в остальные - дождь. Поэтому теоретически мы были к нему готовы. А вот практически... В целом, идти было вполне комфортно, но спустя несколько часов обувь становилась мокрой. Всё-таки лучше было брать с собой резиновые сапоги, как советовали в заповеднике.

Зато во время дождя краски осени ярче. Листья, трава, цветы переливаются на свету, отражаясь в лужицах и ручьях.

Во второй день путешествия наша славная компания впервые за поход схватила хорошую дозу адреналина. Шли мы по тропе, разговаривали, и вдруг справа, совсем рядом, раздался странный протяжный звук. То ли "мяу", то ли рык, то ли рев, то ли какое-то зевание. Даже наши сопровождающие, сотрудники заповедника, не смогли сходу определить, с кем нас так близко свела тропа. Все притихли и стали доставать фальшфейеры, потихоньку рассуждая вслух: "Единственный зверь, который может издавать такой звук - тигр". "Не, ну может и медведь". "Да нет, медведь так не орет"...

Постояв немного, двинулись дальше. Я в тот момент и боялась, и не боялась одновременно. Во-первых, говорят, что если тигр захочет напасть, то нападет и никого спрашивать и предупреждать не станет. У жертвы просто вдруг "выключится свет". Во-вторых, еще не факт, что это тигр - звук был слишком странный.

Через метров сто звук повторился где-то рядом. Что ж, видимо, зверь нас провожает. Это хорошо или плохо?

Пока я вела самые философские внутренние диалоги, мои товарищи явно расслабились и успокоились. Загадочный зверь выдал себя - следующие его ревы были вполне обычными, и сотрудникам заповедника и Саше не составило труда определить в нем изюбря в брачный период.

Такими "криками" рогатые самцы призывают сородичей сразиться в мужской схватке, чтобы выяснить кто лучший и завладеть всеми самками "района". Осень - пик игры гормонов изюбря, поэтому в лесу становится шумновато.

Рев изюбрей сопровождал нас еще несколько дней, но мы уже не так пугались. Теперь знали, что у голоса изюбря богатая палитра звуков.

Это были не все приключения во второй день экспедиции. Мы наткнулись на след медведя, обнаружили фотоловушку, перешли несколько ручьев вброд по бревнам и камням. Пытались обнять тополь Максимовича, заглянуть в берлогу (не решились), перешагивали через маленького щитомордника. Мы видели юрких пеструшек в прозрачнейшей воде небольшого ручейка, свежие пикеты и еле заметные старые засечки на вековых кедрах.

Через пять часов пути наши 10 км на сегодня закончились - показалась изба Деревнинская. О ней рассказывали в заповеднике еще до того, как она стала одной из "арсеньевских". Денис Евстафьевич Деревнин, в честь которого и назвали кордон, жил и оберегал лес на Сихотэ-Алине еще в начале прошлого столетия. Экспедиция под руководством К. Г. Абрамова (сейчас его имя носит заповедник) в 1930-х годах проводила исследования будущей охраняемой территории и определяла ее границы - Дениса Евстафьевича тогда привлекли к работе как опытного таежника. Так и остался он здесь работать, отдав более 30 лет во благо охраны Сихотэ-Алинского заповедника. Его потомки продолжают дело заслуженного егеря - и уже внук Дениса Евстафьевича принимал участие в строительстве избы Деревнинской.

Все мокрые, мы с радостью ринулись к избе, едва увидев ее среди деревьев. Быстро переодевшись и развесив одежду сушиться, завели печь, приготовили ужин. К слову сказать, меню все пять дней у нас было разнообразным: на гарнир - рис, гречка или макароны, из мяса - тушенка или соевое. Везде мы клали сушеные овощи и приправы. Кроме того, были бутерброды с колбасой и сыром или с салом.

Этот вечер не стал исключением для историй на ночь. Третья изба на маршруте посвящена геологии. Ее книга будет рассказывать о горном царстве под названием Сихотэ-Алинь: читатель узнает об особенностях хребта, о его значении и влиянии на флору и фауну, на жизнь людей, населявших Уссурийский край.

- Сихотэ-Алинь — эта целая горная страна, занимающая три четверти территории Приморского края, и представляет собой систему из ряда хребтов, массивов, плато, разделённых глубокими долинами многочисленных рек, - рассказывал нам Михаил. - В 1906 году Владимир Клавдиевич на протяжении всего маршрута исследует рельеф, добывает образцы горных пород, неустанно ведет записи в дневнике, читая которые, можно представить, какое впечатление произвели на него горы Сихотэ-Алиня.

Позже мы заглядываем в дневники Арсеньева того года: "Что-то страшное, таинственное, грозное, таящее ужас кроется в молчаливом величии гор. Боже! Какой пигмей человек. Даже столетние высокие кедры кажутся тоненькими маленькими (паршивыми) иглами там где-то внизу...".

Мы слушали Михаила, затаив дыхание. Назавтра группе предстояло пройти тот самый перевал, где экспедиция Арсеньева провела ужасные два дня.

День третий. 19 сентября 2017 года

В третий день нам предстояло пройти 12 км, поэтому было решено встать пораньше - в 7.00. Встали, но ускориться не смогли, поэтому вышли только в 11.00 и собирались торопиться и нагонять.

Торопиться всё же не получалось, - мы впервые пошли в горку. Перевал уже начинался, хотя и очень плавно. Дождя не было, но и солнца тоже - вполне приятная погода для восхождения. Мы шли вверх и обсуждали, почему Арсеньев именовал этот перевал перевалом Терпения. Сошлись на том, что надо искать ответы в его дневниках.

Тем временем, к 12.00 мы вдруг очутились на хребте. Перевал оказался совсем простым. Да и высота у него всего 800 метров. Наверное, это самое приятное место, где можно перейти Сихотэ-Алинь.

На "вершине" туристам Тропы Арсеньева предлагается совершить несколько ритуалов, что мы с радостью и сделали. Во-первых, возложили вкусности местному идолу. Во-вторых, опустили сверток с приветами и пожеланиями в специальную бутылку. В-третьих, испили чаю с лабазником.

Третий пункт добавили от себя, потому что поднявшись наверх, сразу продрогли. Хоть было и не холодно, но ветерок сделал свое дело.

Мы уже читали у Арсеньева, что восточная сторона (откуда пришли) и западная (в которую только что зашли) сильно отличаются. Он писал, что теперь природа станет скуднее. Но то ли мы не ботаники, то ли со времен Арсеньева всё изменилось, но менее пышным лес не стал.

Но на смену кедрово-широколиственным лесам пришли пихтово-еловые. Те самые, которые в сказках называют "дремучими" и "темными". Стройные  хвойные красавицы вытягиваются к небу, закрывая пушистыми лапами землю от солнечных лучей, лишайник уснея свисает с их веток почти до самой земли, укрытой мхом, кукушкиным льном (это такие маленькие елочки ростом с травинку) и красными ягодками - дёреном. Такой лес характерен для чуть большей высоты, где мы шли в предыдущие дни, поэтому теперь стал завораживающим открытием.

Выйдя из него, наша группа спустилась к ручью Спутник, затем свернула к реке Резвушке. Вновь лес стал пойменным: береза, ольха, клен, чозения, ясень, бузина, липа. Все они, по-разному желтые, зеленые и красные, смешались в одном хороводе осенних красок, по пути то и дело встречая нас листопадом.

В этот день мы имели честь увидеть лишь тритона и лягушек. Хотя меточных деревьев на пути было предостаточно - со следами присутствия и медведей, и тигров. Нескольким членам команды слышались звуки, похожие на сигналы присутствия крупных хищников, но обошлось.

К 18.00 группа пришла в очередную избу - Еловую. В первую очередь, кордон поражает размерами - этот дом явно больше предыдущих. Во-вторых, внутри мы обнаружили сейф для продуктов с приправами, запасами продовольствия. А также зеркало, репелленты, шампунь, терку и другие прелести жизни. Евгений и Михаил уверили, что такой набор (а может, и лучше) в скором будущем появится на всех избах "Тропы Арсеньева". Туристам не придется нести завтраки и ужины за плечами - всё будет дожидаться их в местах ночевок.

После банных процедур и ужина все заметно повеселели и долго не хотели укладываться в спальники. Ливень за окном добавил вечеру уюта - уже третьему на Тропе. Когда мы, наконец, приготовились слушать Михаила, стало совсем поздно. Но кое-что он успел рассказать.

Изба Еловая посвящена природопользованию - в книге рассказывается обо всех видах промысла, описанных великим исследователем.

- Трудно переоценить вклад Арсеньева в анализ экологической обстановки, сложившейся в крае во времена его экспедиций, - говорил Михаил. - Скрупулезная работа, проведенная Владимиром Клавдиевичем, дает нам не только общее представление о положении дел в крае в области природопользования, но и позволяет реально оценить те объемы хищнического пользования природными ресурсами...

Отголоски варварского лесопользования, царившего в то время, слышны до сих пор. Животные и растения, которые находятся на грани исчезновения, когда-то стали объектом беспощадного промысла. Ради наживы люди убивали всё без разбору, даже беременных животных. Выдирали растения так, что не оставляли шансов взрасти новым побегам...

Жуткие истории, после которых и спать-то сложно. Но надо, завтра нам тоже предстояло пройти 12 км.

День четвертый. 20 сентября 2017 года

Этот день стал похожим на все предыдущие. В лесу так часто бывает. Встали, позавтракали, собрались, вышли. А дальше - красота, ароматы смолы, рыбных рек, увядающих цветов и осыпающихся листьев...

Мы шли под крики кедровки (не пение и не щебет, а именно крики), разглядывали все те же пихты, ели, кедры. Встретили бурундука. Он умывался и совсем никуда не спешил. Мы тоже, поэтому Саша устроил зверьку целый фотосет.

Затем попали в мари. Это болотистые открытые места, покрытые мхом и багульником. Аромат стоит неимоверный - сладкий, душистый. Будто не вдыхаешь, а пьешь его. Михаил сразу предупредил, что задерживаться в такой местности не стоит - либо голова заболит, либо сознание потеряешь.

Два раза такие вещи повторять не надо - скорость команды в миг значительно возросла. Правда, ненадолго - наши фото- и видеохудожники не смогли пройти мимо такой красоты без кадров.

Мари чередовались с елово-пихтовыми лесами. В одном таком мы наткнулись на старую развалившуюся избу. Саша увидел чайник на тропе, в полуметре от него - бутылку (еще советскую), а потом уже обратил внимание, что все это лежит на полусгнивших досках какого-то строения. По центру "дома" уже давно растет крепкая лиственница, что не оставило сомнений - дом очень старый, скорее всего, был построен еще до основания заповедника (позже мы пытались выяснить информацию о доме - инспекторы рассказали, что так и есть. Это изба охотников, давно здесь промышлявших).

А к своей избе мы добрались только к 18.30, проведя в дороге в этот день 7,5 часов. По пути к Усть-Проходной увидели еще и настоящие солонцы - место, где на открытом пространстве разливается река, почва болотистая, в воде много соли. Здесь стоит лабаз, из которого ведут съемку фотографы и видооператоры-анималисты.

Может, поэтому пятая изба маршрута посвящена животным, которых описывал и изучал Владимир Арсеньев? Книга Усть-Проходной - это сборник цитат из трудов Владимира Клавдиевича о диких зверях. Пожалуй, самая знаменитая из них:

"Боже мой! Как бы процветала фауна и флора, если бы человека не было. И он еще осмеливается называть себя царем природы. Нет, он бич земли! Это самый ужасный хищник, беспощадный, свирепый, ужасный. Чем мне чаще приходится бить разного зверя, тем все более и более я убеждаюсь, что рано или поздно брошу этот вид охоты", - из дневников В. К. Арсеньева, 1906 год.

В дневниках Арсеньев описал поведение, ареалы животных, рассказал о собственных встречах с тигром, медведем, лосем.

Мы, выслушав перед сном эту часть истории, стали взволнованы - если Владимир Клавдиевич встретил всех этих зверей здесь, то и мы ведь можем?..

День пятый. 21 сентября 2017 года

Утром пятого дня и знать не знали, что действительно встретимся с хищником. Еще и на близком расстоянии.

Мы наконец-то встали в 6 утра, вышли в 9.00 (акклиматизировались). Затем, - разувшись, в резиновых сапогах или у кого-то на руках, - перешли вброд реку Колумбе и попали в какой-то совершенно другой лес.

Березы. С белыми-белыми стволами, желтыми-желтыми листьями. Солнце свободно окутывало их рощи, отражаясь в светлой коре, ветерок медленно выпрашивал по листочку. Чуть дальше составлять компанию им стали лиственницы.

Михаил рассказал, что такие леса появляются на месте старых пожаров. Первой всегда захватывает местность береза, а уже затем остальные деревья ее вытесняют. Что ж, видимо, неспроста здесь протекает ключ под названием Горелый...

Сказочные пихтовники, увешанные уснеей, стали чередоваться с лиственничниками, уже немного пожелтевшими. Иногда мы снова выходили в мари, дышали ароматом багульника и скорее шли дальше.

Ели ягоду. С самого первого дня тайга встретила нас и малиной, и смородиной, и жимолостью, и барбарисом, и шиповником. Были еще дёрен и элеутерококк, рябина, черемуха. Осенью медведям настоящее раздолье.

Кстати, о медведях. Когда мы увидели медведицу с медвежонком в 50 метрах от тропы, время замерло. Звуки стали глухими, краски осени - более яркими. Ветер слабо гладил по щекам, будто успокаивая: " Она вас не учует". И хотя огромная бурая махина смотрела прямо в нашу сторону, мы не паниковали - просто двинулись дальше, сделав пару снимков на память.

Не знаю, что нас спасло. Известно, что медведь от пятерых туристов запросто убежит, будучи трусливым и подслеповатым животным. А вот медведица даже сотню раскидает, издай ее дитя хоть один жалобный звук. Мы сначала увидели медвежонка, но приняли его за небольшого гималайца. А уже после обнаружили рядом его бурую родительницу. Они уходили на косогор - наверное, услышали приближающийся шум и покидали тропу.

Конечно, страшно. Хорошо, что не запаниковали, не побежали. Хотя дальше пошли быстрее, по пути обсуждая опасную встречу и пугаясь каждого трескучего дерева.

Обедали в этот день тоже на избе - на Хитрой. Она не включена в маршрут, но здесь часто ходят люди. Правда, мимо - слишком близко Усть-Проходная с ее развилкой на четыре ближайших кордона.

После перекуса вышли в перевал. Здесь тоже высота 800 метров, но подъем шел не так гладко. Крутой склон уже не позволял в полной мере получать удовольствие от прогулки, тело болело (особенно плечи и стертые ноги), легкие пытались вместить больше кислорода, стало жарко.

Целый час я шла вверх. Парни, конечно, были быстрее у цели. Но покорять вершину хребта меня одну не бросили - как бы медленно ни шел турист, его всегда сопровождает замыкающий. Запомните это - те, кто не слишком-то верит в свои силы. Каждые 200 метров у нас с замыкающим был привал, фотографирование окрестностей, светские беседы. Наконец, к 14.15 все были в сборе наверху. Там-то Демьян мне и сказал, что Евгений недавно увидел еще одного медведя на нашей тропе - убегающего.

Как же мне в тот момент захотелось никогда не отставать от группы.

До машины оставалось еще полтора часа. Мы вновь шли сквозь лес, все чаще попадали на следы пребывания животных, любовались природой и старались надышаться этим воздухом еще и еще...

В 15.30 всё закончилось - нас встречали улыбающиеся инспекторы и УАЗ-"буханка". Мы это сделали! Стали первыми туристами на "Тропе Арсеньева"!

ТИЗЕР К ФИЛЬМУ "ПО СЛЕДАМ АРСЕНЬЕВА"

Итак, о тропе.

"Тропа Арсеньева" - сегодня самый сложный экскурсионный маршрут в Сихотэ-Алинском заповеднике. Туристам предлагается в группе из 3-4 человек (+ 1 сопровождающий сотрудник заповедника) за пять дней пройти по подготовленной тропе 56 км пешком. Ночевки группы организуются в пяти избах - Усть-Шандуй, Нижняя Сахалинская, Деревнинская, Еловая и Усть-Проходная. В каждой туриста ждет специальная книга, рассказывающая об Арсеньеве и его исследованиях на определенную тематику.

Для посещения "Тропы" заповедник определил лучшее время - август, сентябрь и октябрь. И ограничение - до 100 человек за сезон. Стоимость еще просчитывается, но приблизительно такой тур обойдется всей группе в 45 тысяч рублей.

В этом году образовательный маршрут тестируют несколько групп, но для туриста "Тропа Арсеньева" станет доступна лишь в 2018 году. Рекомендуем бронировать участие заранее, по всем вопросам обращайтесь в отдел экопросвещения Сихотэ-Алинского заповедника: 8 (42374) 31-5-59, sikhote@inbox.ru.

И еще кое-что. Сотрудники заповедника утверждают, что маршрут рассчитан на опытного и подготовленного туриста. Не пугайтесь этих слов. По мнению PrimDiscovery, это преувеличение. Раз уж наша Даша, далеко не самая спортивная и "походная" девушка, с удовольствием и без труда прошла весь маршрут - то и у вас получится. Хотя утверждать не можем, конечно. Но намекаем.

Провести пять суток в осенней дальневосточной тайге - настоящая сказка. При возможности не отказывайте себе в таком удивительном и незабываемом приключении.